Есть вопросы? Звоните:

+7(343) 371-03-00

Добро пожаловать:

СЕМЕЙНЫЕ
ПРОГРАММЫ
АФИША
КАМЕРНОГО ТЕАТРА
ЗАПИСЬ
НА ЭКСКУРСИИ
ЖУРНАЛ
"ЛИТЕРАТУРНЫЙ КВАРТАЛ"
УСЛУГА
ЭЛЕКТРОННЫЙ МУНИЦИПАЛИТЕТ

Адрес

620075, Свердловская обл, г. Екатеринбург, ул. Пролетарская, 18

Телефон

(343) 370-35-51

Факс

(343) 371-46-52

E-mail

Отдел маркетинга

тел.: (343) 371-03-00
e-mail: marketing.ompu@ompural.ru

Виртуальные выставки

Страницы:  1 2 

Выставка «Я клялся памятью моей, что я назад приду…», посвященная Занадворову В. Л.



Занадворов Владислав Леонидович (1914-1942)

комментарии[0]
КП 4641 Фото. В.Занадворов. Портрет погрудный. 1937 г.
К 70-летию Победы и 72-й годовщине со дня окончания Сталинградской битвы Объединенный музей писателей Урала представляет виртуальную выставку «Я клялся памятью моей, что я назад приду…», посвященную уральскому поэту Владиславу Занадворову. Он ушел защищать Родину, оставив дома – в Верх-Нейвинске – любимую жену и маленького сына. Сотрудники Отдела фондов расшифровали для выставки письма Владислава Леонидовича Занадворова к жене Екатерине Павловне Хайдуковой. В них он рассказывал о фронтовых буднях и мечтал о будущих произведениях. Он надеялся выжить в кровопролитных боях, чтобы обнять любимую и увидеть подросшего сына. Но история распорядилась иначе: 19 ноября 1942 г. его дивизия получила приказ о контрнаступлении севернее Сталинграда – так началась легендарная операция «Уран», изменившая ход войны и оборвавшая жизнь 28-летнего лейтенанта Занадворова.

Владислав Занадворов с женой Екатериной Хайдуковой. 1939 г.

комментарии[0]
КП 4642 Фото. Фото. Вл. Занадворов с женой Екатериной Хайдуровой. Портрет погрудный, фас. 1939 г.

Фрагмент письма Занадворова В.Л. к Занадворовой Е.П. 27.02.1942 г.

комментарии[0]
КП 4606 Ф. 16, оп. 1, д. 34 Фрагмент письма Занадворова В.Л. к Занадворовой Е.П.
Дегтярка, 27 февраля 1942 г.
Между прочим, у большинства нашего взвода такое настроение – скорей бы на фронт. И у меня почти такое же. Я знаю, девочка, тебе трудно понять это, - но уже сейчас как бы отстраняешься от всего личного и даже, может быть, от себя. К тому же есть и другие соображения, - надоела муштра и, признаться, - любопытно увидеть фронт. Вообще, моя хорошая, очень неплохо побывать там, в самом пекле, все увидеть своими глазами, но только при условии вернуться назад целым и невредимым. Я все больше и больше думаю о том, что делать после окончания войны, как тогда жить. Еще придется очень много работать, - будто перед тобой невозделанное поле, а времени до захода солнца осталось немного. Вот и я буду в таком же положении. Нужно будет очень много и упорно писать, - от имени всех моих друзей, - тех, кто останется жив и тех, кто как Игорь, - никогда не вернется. А для этого нужно все видеть, нужно все знать, все пережить. Может быть это – самоутешение,- не знаю.

Вид сада перед домом Тихачеков. Екатеринбург.

комментарии[0]
КП 21257 Рисунок. Вид сада перед домом Тихачеков. Екатеринбург.

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 11.05.1942 г.

комментарии[0]
КП 4565/1 Ф. 16, оп. 1, д. 34
Москва, 11 мая 1942 г.
Сейчас только что выяснилась моя дальнейшая судьба. Завтра выезжаю на фронт в действующую армию. Нет, из-за этого писать нельзя. Но – ты догадаешься. Еду в качестве того, кем тебе не хотелось, чтобы я ехал. Что и поделаешь, что получается так. Только, девочка, ради бога, не убивайся и не горюй, когда-нибудь все это кончится, и мы снова будем вместе. За это время наш сынка подрастет, станет совсем большим мужественным парнем, а я тогда снова сяду за книги и письменный стол. Нужно будет очень много говорить, выворачивать всего себя наизнанку, чтобы расквитаться со всем прошлым.

Коллаж из оборотов писем Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П.

комментарии[0]

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 14.06.1942 г.

комментарии[0]
КП 4582 Ф. 16, оп. 1, д. 34
14 июня 1942 г.
Теперь, девочка, о твоих беспокойствах. Ты зря все представляешь в таком черном свете. Мы пока что до сих пор стоим в лагерях и от фронта до нас расстояние весьма порядочное. Конечно, в любой день могут отдать приказ о выступлении, и наше мирное житье сразу же кончится, - ну и в таком случае, - еще далеко не все останутся на фронте, - большинство возвращается. А я из таких, что вернусь. Да, кроме того, мы об этом здесь как-то мало думаем, а если и говорим об этой перспективе, - то со смехом. Иначе нельзя.

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 18. 06. 1942 г.

комментарии[0]
КП 4569/1 Ф. 16, оп. 1, д. 34
18 июня 1942 г.
Ты знаешь из газет, - на фронтах затишье. Вот и мы отдохнем в лагерях. Нужно ждать, что в скором времени начнутся большие дела, - второй фронт. При такой ситуации можно надеяться, что через полгода все кончится. Здесь только нужно бить фашиста, - я верю, что счастье на моей стороне, - и я вернусь. Ты не представляешь себе, как будут приятны после такой встряски годы мира и работы, - нужно много делать. У меня чешутся руки, когда я подумаю о том, что и как надо писать.

Гилева Е.В. Рисунок. Быстрая речка. 1973 г.

комментарии[0]
КП 14731

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 22.07.1942 г.

комментарии[0]
КП 4561/1 Ф. 16, оп. 1, д. 34
22 июля 1942 г.
Кроме того, часто вспоминаю то, что было: какой-нибудь занятный случай, чью-нибудь улыбку, невзначай сказанные слова, чей-нибудь голос, - тысячи мелочей, которые вдруг делают живым давно умершее. Трудно разобраться, что в этом было характерного, нужного, примечательного и что еще было случайным, наносным, маловыразительным. Домысел, фантазия, логика – дополняют забытое. Сейчас многое выглядит не так, как тогда, - сейчас смотришь на все как-то со стороны, глазами наблюдателя. Так лучше, так вернее партии (?). И я убеждаюсь все больше и больше, - имея у себя в памяти то, что было, - можно писать не короткие стишки, не тощие рассказы, - а настоящий большой роман, - хватило бы сил и уменья; роман о людях тридцатых годов, или хочешь – о герое нашего времени, - как я его понимаю, - с доброй лирической интерпретацией. Но все это – потом, когда все кончится и, конечно, - если кончится – удачно для меня. А сейчас я себя [настраиваю] на соответствующий лад.

Гилева Е.В. Рисунок. Весна на Исети. После 1970 г.

комментарии[0]
КП 8284

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 09.08.1942 г.

комментарии[0]
КП 4572/1 Ф. 16, оп. 1, д. 34
9 августа 1942 г.
В прежние годы, в такие дни, все сильнее чувствовалось, что бродяжничество уже кончится и что уже пора садится за письменный стол, за бумагу и книги. Это было время надежд и планов. Надежды и планы, - это вообще русская черта, русский размах, ибо русский в душе всегда – оптимист. Вот, может быть, именно потому, что я – русский, я сейчас, лежа в палатке, и готовясь со дня на день выйти на передовую, занимаюсь тем, что строю шаткое здание будущего романа, вспоминаю тысячи мелочей, отбрасываю один и выдумываю другие и все пытаюсь найти то главное, что вызывало бы и улыбку, и слезы, и светлую грусть, и десятки других хороших чувств. Когда-то давно, еще в школе, мне говорили – большому кораблю – большое плавание. Проходили годы, а я все искал – где же плаванье? Вот такому человеку, его поискам своего места, своей большой правды, и должен быть посвящен роман. Вместе с тем, это – летопись последнего великого десятилетия. Конечно, все это – дело далекого и, может быть, нереального будущего. Сейчас же совсем другое – палатка, продуваемая ветром, шинель, наброшенная на плечи, и винтовка у тебя под локтем.

Плакат «Расти, сынок»

комментарии[0]

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 21.08.1942 г.

комментарии[0]
КП 4565/2 Ф. 16, оп. 1, д. 34
21 августа 1942 г.
Но, иногда, моя любимая, нужно быть ко всему готовым. Я не верю в это, - но если я не вернусь, - помни, что я тебя любил всеми силами души моей, - как только умел и с каждым месяцем, с каждым годом привязывался все больше и больше к тебе. И сегодня, девочка, я не буду трусом, я могу наделать каких-нибудь глупостей, - но только не по трусости.
И еще о нашем сыне. С какой бы радостью я бы сейчас подержал его на руках! Самое главное, мне бы хотелось, чтобы он был радостным, - без той затаенной печали, какая есть у меня, да и у многих - …
Катюшка моя, знаешь, как бы хорошо сейчас видеть тебя (?), даже просто – смотреть – ничего не говорить. Пиши – чаще, чаще. Крепко и долго целую и обнимаю тебя и сынку. Владислав.

Цигаль В.Е. Рисунок. В землянке. Брянский фронт. Портрет В.К. Очеретина. 24.09.1943 г.

комментарии[0]
КП 20331

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 02.09.1942 г.

комментарии[0]
КП 4574 Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 02.09.1942 г. Ф. 16, оп. 1., д. 34
2 сентября 1942 г.
Родная моя Катюшка!
Несколько дней назад получил твое письмо от 15 августа. Что-то ты стала писать совсем редко, моя хорошая. Я уже думал – не случилось ли чего-нибудь. Вот ты говоришь – писать нечего, а сама пишешь о Юрашке, о себе и не можешь представить себе, с какой радостью я читаю эти строки. Они даже заставили меня написать стишок, что со мной давно не бывало. Правда, стихотворение неважное, - писано в блиндаже, когда осыпался песок от минометного обстрела, - к тому же – самое сырое. Если хочешь – вот оно:
Когда и в жилах стынет кровь,
Я грелся памятью одной.
Твоя незримая любовь
Всегда была со мной.
В сырой тоске окопных дней,
В палящем огненном аду,
Я клялся памятью моей,
Что я назад приду.
Хотя-б на сломанных ногах,
Хоть на карачках – приползу,
Я в окровавленных руках
Свою любовь несу.
Как бьется сердце горячо!
В который раз – идя на бой
Я чувствовал твое плечо,
Как будто ты со мной.
Пусть труса празднует другой,
А я скажу в последний час,
Что в мире силы нет такой,
Чтоб разлучила нас!

Вот видишь, девочка, я остаюсь все таким же чудаком, - даже и здесь меня порой настигает лирика. Не могу я без этого, - вот и все. А вообще-то – я отвык от настоящей человеческой жизни, от обычных житейских чувств и дел. Но верю, - когда-нибудь – для них придет время.

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 15.09.1942 г.

комментарии[0]
КП 4563/2 Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 15.09.1942 г. Ф. 16, оп. 1., д. 34
15 сентября 1942 г.
Хорошая моя!
Сегодня – 15 сентября, - Юрашке 2 года, а мне 28. Крепко, крепко потормоши за меня сынку, подурачься с ним, расцелуй его – до слез. Парень-то стает совсем большим, а наше время уходит. Вот я как-то и не заметил, - каким образом дожил до этих солидных лет; времени, смотришь, прошло много, а ничего хорошего, настоящего сделать еще не сумел и сам мало видел хорошего, да и другим его мало давал. Помнишь, - у Маяковского: «Так и жизнь пройдет, как мимо прошли Азорские острова». Грустно.
Пишу это письмо, сидя в блиндаже, - у самодельного очага – углубления, вырытого в песчаной земле. Погода стоит холодная, ветряная, а у огня не только греем руки, но и душой как-то отогреваемся.

Знаешь, я часто ловлю себя на мысли: очень хорошо, что где-то далеко отсюда, за сотни дней и верст от нашей фронтовой жизни, у меня осталась ты, - моя девочка, - наш сынка… Подумаешь, и как-то делается не так одиноко. Это великая вещь, когда знаешь, что есть куда, есть к чему возвращаться.
И я должен вернуться несмотря ни на что, несмотря на то, что мало кто отсюда вернется живым. Мне порой кажется; сейчас я сумею сказать такую правду о человеке, что у всех, кто узнает ее, дух захватит, что я и сам стану удивляться, как я сумел ее найти. Так далеко и так нереально то время, когда я снова сумею сесть за письменный стол, что часто кажется, оно никогда не настанет. Да и трезво говоря, - для меня оно может и не наступить. Хотя я все еще стараюсь не думать об этом. Так лучше.

На днях, а может, и сегодня вечером, - вернемся туда, - снова в бой. К этому надо привыкать, - сейчас наша жизнь – блиндажи в немецком тылу, передовая, ночные марши, - с одного участка на другой. Словом, жизнь настоящих солдат. С нетерпением все ждем времени, когда, наконец, пойдем на запад, - по-настоящему, почти без остановок. Чем быстрей наступит это время, тем скорее все кончится, хотя, думаю, что зиму зимовать еще придется, - самые большие бои еще впереди.

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 04.10.1942 г.

комментарии[0]
КП 4604 Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 04.10.1942 г. Ф. 16, оп. 1., д. 34
4 октября 1942 г.
Дорогая моя девочка!
От тебя опять долго нет писем. Хотя – почта сейчас приезжает весьма нерегулярно, ибо последнее время наше основное занятие заключается в бесконечных переездах с места на место из одной деревни в другую. Сейчас как будто бы обосновались более или менее прочно. Хотя прочности в армии не существует. Сегодня же вечером может опять прийти приказ, и мы снова тронемся, но, во всяком случае, сегодня я приступил к учебным занятиям, мои бойцы где-то изучают мат. часть ампуломета.
А я как-то недавно даже удосужился написать стишок.
Ты не знаешь, мой сын, что такое война.
Это вовсе не дымное поле сражения
Это больше, чем смерть и отвага. Она
В каждой капле находит свое выраженье.

Это – изо дня в день лишь блиндажный песок
Да слепящие вспышки ночного обстрела.
Это боль головная, что ломит висок;
Это юность моя, что в окопах истлела.

Это грозных, разбитых дорог колеи
Бесприютный звезды окопных ночевок,
Это кровью омытые письма мои,
Что написаны наспех на ложе винтовок.

Это в жизни короткой последний рассвет
Над изрытой землей и лишь как завершенье,
В орудийных раскатах при вспышках ракет
Беззаветная гибель на поле сраженья.

Видишь, я здесь учусь писать стишки весьма короткие, - иначе нельзя – нет времени, нет обстановки нужной для настоящего писанья. Ну, да все это чепуха - сейчас дело не в этом. Зима не за горами, - и нужно ждать, что зима будет нам на руку, - фрицам зимой придется трудней, чем нам, хотя, конечно, и нам нелегко.
А как живешь ты, моя любимая? Что вытворяет сынка? Ему пошел третий год. Крепко целую обоих. Твой Владислав

Открытка почтовая. Последний снег. Худ. Остроухов И.С. Кон.ХIХв. 1929

комментарии[0]
НВФ 6608 Открытка почтовая. Последний снег. Худ. Остроухов И.С.Кон.ХIХв. 1929 г.

Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 10.10.1942 г.

комментарии[0]
4578/1 Письмо Занадворова В.Л. к Хайдуковой Е.П. 10.10.1942 г. Ф. 16, оп. 1., д. 34
10 октября 1942 г.
Родная моя девчурка!
Пишу эту открытку снова с фронта. Где-то в версте от нас – передовая. А я сижу в каменном сарае, приспособленном нами под жилье, - правда, - тесновато, но зато – тепло – стоит железная печь, и устроены нары – можно спокойно спать. Это – фронтовой комфорт. Лучшего и желать нечего. А на передовой в окопах, - весьма несладко. Стоят ясные, морозные дни, без снега; ветер свободно гуляет по степи, пронизывает насквозь. Несколько дней назад, когда мы шли сюда, получилось совсем паршиво, - сперва шел дождь – люди промокли, а после, ночью, - ударил ветер с крупой, плащ-палатки и шинели, - обледенели, встали колом, - идти довольно неудобно и прохладно. Зимой, конечно, воевать куда хуже. Ну, посмотрим, - на днях пойдем на передовую.
Я прошу тебя, моя девочка, - не беспокойся зря, если долго не будешь получать писем, - во-первых, здесь не всегда есть возможность писать, а во-вторых – почта ходит очень паршиво, - мы далеко от железной дороги, - газет, например, я уже не читал дней 10.
Как ты живешь, моя хорошая? Что делает сынка? Пиши, пожалуйста, чаще. Да, получила ли деньги, - я недавно перевел 350 р.? Я очень часто думаю о вас, - так все надоело. Ну, крепко целую тебя и сынку. Твой Владислав

Макшанихин П.В. Иллюстрация к роману "Родимая сторонка". "Околица села". Силуэт. 1963 г.

комментарии[0]
КП 6175/7
Страницы:  1 2 

Вернуться к списку галерей

  Copyright © 2015 Объединенный музей писателей Урала