Есть вопросы? Звоните:
+7(343)371-46-52

Добро пожаловать:

СЕМЕЙНЫЕ
ПРОГРАММЫ
АФИША
КАМЕРНОГО ТЕАТРА
ЗАПИСЬ
НА ЭКСКУРСИИ
ЖУРНАЛ
"ЛИТЕРАТУРНЫЙ КВАРТАЛ"
УСЛУГА
ЭЛЕКТРОННЫЙ МУНИЦИПАЛИТЕТ

Адрес

620075, Свердловская обл, г. Екатеринбург, ул. Толмачева, 41

Тел/Факс

(343) 371-46-52

E-mail

Отдел маркетинга

тел.: (343) 371-03-00
e-mail: marketing.ompu@ompural.ru

История

ЧУДО РОЖДЕНИЯ

(Из книги В. П. Лукьянин,  М. П. Никулина. "Литературный квартал ")

- Вообразите, что вы обошли вокруг музейного квартала, вдоль высокой чугунной ограды, и на северной стороне увидели бы такую же ограду, как вдоль ули­цы Толмачева, а больше ничего. Согласитесь: как-то сразу все потускнело бы, стало более будничным, и положение Объединенного му­зея в культурной жизни Екатеринбурга ощу­щалось бы совсем иначе. Литературный квар­тал немыслим без Камерного театра!

Поначалу о нем и речи не было. А когда идея возникла и начались по этому поводу деловые переговоры, то ее поначалу сочли неосуществимой. Пришлось изрядно побо­роться, дабы убедить всех, от кого зависело решение: Объединенному музею театр нужен, абсолютно необходим!

Нет нужды перечислять трудности, с ко­торыми пришлось при строительстве стол­кнуться руководству музея, достаточно на­звать даты: замысел возник в 1986 году, а первая премьера состоялась 1 декабря 1998 года - более неблагоприятные условия для осуществления такого рода проектов вряд ли отыщешь за всю историю города. И кажется настоящим чудом, что театр все-таки возник.

Да еще какой театр!.. Благодаря этому причудливому с виду терему архитектурный облик квартала приобрел праздничный вид.

Здание это тут функционально очень к месту: в нем по вечерам идут спектакли (око­ло двух десятков представлений в месяц), в которых оживает дух литературной классики. А еще регулярно совершаются самые значи­мые события в литературной жизни города: проходят научные конференции, торжества по случаю вручения творческих премий или писательских юбилейных дат. Такое ощуще­ние, что некие энергетические потоки, прохо­дящие через все музеи комплекса, соединяют­ся вот здесь, в интерьерах этого небольшого, но изысканного дворца.

...В Объединенном писательском музее вам скажут, что Камерный театр придумала Л.А. Худякова. Однако сама Лидия Алексан­дровна говорит об этом, собственную роль не выделяя: "Музейный камерный театр был задуман как еще одна из эффективных форм музейной работы по пропаганде отечествен­ной и зарубежной литературы... "

Можно задуматься о предпосылках. Ну, во-первых, во всем музейном комплексе не было помещения, где можно было бы собрать более сорока человек: ОМПУ объективно нужен был зал. Во-вторых, работники му­зея и раньше пытались разыгрывать театра­лизованные действа, чтобы глубже вовлечь посетителей в образный мир произведений Мамина-Сибиряка, Бажова, чтобы воссо­здать атмосферу ушедшего времени.

Наконец, и сама идея музея при театре, вероятно, не была открытием: есть же Эрми­тажный театр в Петербурге...

В коллективе музея идея завершения комплекса сооружением небольшого театра сразу нашла понимание, но и сомнение тоже: все видели, какое время наступает.

Кстати, о времени... Поразительно, но в послевоенные десятилетия в стране строи­лось очень много зданий для разного рода заведений, назначением которых было при­вносить в жизнь людей, уставших от авраль­ных трудов и бытовых неурядиц, ощущение праздника.

Присмотритесь: сегодня едва ли не в каж­дом городе есть дворцы культуры, кинотеат­ры, клубы, библиотечные здания в стиле "ста­линского ампира" - это все ведь памятники "тоталитарной" эпохи! Театральных зданий в том потоке было немало. А потом экономика стала экономной, а во второй половине 1980-х годов и вовсе началась "перестройка "...

За разрешением строить подобного рода положено было уже обращаться в Совмин РСФСР (с почти стопроцентной гарантией получить отказ). Мало того, даже и начатые уже ранее стройки замораживали. Установка на жизнь сменилась установкой на выжива­ние, что, похоже, и привело довольно скоро деградирующий социально-экономический порядок к закономерному финалу.

Такова была проза жизни. Но идея была так заманчива, что отступать было нельзя.

Предварительный разговор с "мэром" П.М. Шамановым, вспоминает Лидия Алек­сандровна, обнадежил: этот перспективно мыслящий руководитель города, строитель по профессии, уже не раз оказывавший по­мощь в созидании Литературного квартала, замысел понял и оценил, на его поддержку можно было рассчитывать.

Теперь предстояло определиться: что именно строить? Чтобы не загубить идею на корню, с самого начала вслух о театре го­ворить не стали - использовали более туманные формулировки, типа:  "Камерный литературно-музыкальный зал "...

Настоящее свое имя здание получило только после того, как госкомиссия подписа­ла акт о сдаче его в эксплуатацию.

Прием был не нов: найдется немало соору­жений, возведенных под видом "пристроев" (к какой-нибудь будке) или "ремонта" (при фактическом сносе ремонтируемого здания). Вот и тут - зал, причем, даже пристроенный к сохранившейся в глубине усадьбы М.Я. Алек­сеевой кирпичной надворной постройке.

Между прочим, если посмотреть на зда­ние Камерного театра со стороны музея на Толмачева, 41, то стену той постройки, ор­ганично  вписавшуюся  в конструкцию театрального здания, можно увидеть и сейчас.

Но что собою должен был представлять этот "зал "?

Вариантов было не­сколько. Самый проходи­мый вариант был предложен архитекторами мастерской Росреставрации: встроить зал в ту самую старую пос­тройку - четыре стены, два этажа... Зальчик там можно было разместить на 90 мест, при нем - крошечное фойе. Подумали - отказались.

Свой вариант предло­жил П.И. Лантратов, строивший для Литера­турного квартала музыкальную "раковину ". Его идея: одноэтажное сооружение с ориги­нальными фасадами, но опять же с маленьки­ми внутренними помещениями. Отказались и от этого варианта.

Результативной оказалась встреча музей­щиков с молодыми архитекторами, к тому времени только что закончившими Архитек­турный институт. Группу возглавлял Анато­лий Алексеевич Пташник, тогда сам - градо­строитель, скорее, начинающий. "Арховцы" предложили использовать старую постройку для помещений в закулисной части, а все ос­тальное - прежде всего, зал и фойе - пристроить, особо не стараясь вписаться в "унас­ледованные" габариты.

Эскиз молодых авторов в музее понравил­ся и был положен в основу проекта. Рабочие чертежи заказали институту "Гипротранс" (им руководил тогда А.П. Бизюков, главным инженером проекта был Е.В. Заграничный). По специфике оборудования сценичес­кой части консультировались со знатоками театральных "технологий" - режиссером В.И. Анисимовым и заведующим постано­вочной частью театра драмы Б.Н. Куневичем. Проектировали, ориентируясь на самые сме­лые представления о том, что нужно и что хо­телось бы иметь на обретаемых подмостках.

Проект был готов к кон­цу 1988 года. Встал вопрос о подрядчике. Главный стро­итель зрелищных учреж­дений города трест "Горстрой" воспринял самую идею строительства музеем театра как "маниловщи­ну ", так что иметь дело с заказчиком не пожелал. За строительство взялся трест "Свердловскпромстрой" (начальник Е.В. Бессонов), силами которого были сде­ланы очень важные рабо­ты: заложили фундамент, соорудили металлический каркас и начали выклады­вать стены.

Завод металломонтажных заготовок за изготовление звеньев каркаса запросил впол­не щадящую сумму, а когда директор завода А.З. Райхлин отправился в длительную ко­мандировку на Кубу, то он и оттуда просле­дил, чтобы заказ музея выполнили в срок.

К сожалению, установкой каркаса строй­ка не завершалась. Большая часть работ была еще впереди... В довершение всех бед умер надежный друг рождающегося Литератур­ного квартала П.М. Шаманов. Надо отдать должное его преемнику Ю.В. Новикову: он помог финансировать завершение кирпич­ной кладки стен. Но после этого стройка все же остановилась...

Впору было впасть в отчаяние, но Лидия Александровна не теряла надежды: стены-то стоят, сносить их никто не решится - значит, со временем театр будет!

Три года продолжалась строительная па­уза. Потом мало-помалу дело стронулось с места: стройку продолжил новый подрядчик, и это был трест "Уралмонолит ", директо­ром которого стал уже упомянутый А.З. Райхлин. Соорудили крышу, застеклили витраж, подключили воду и электричество...

Весной 1994 года на стройке побывал мэр А.М. Чернецкий - все обошел, поспрашивал, задумался и... уехал, не сказав ни слова. Но осенью он приехал опять, посмотрел, как ни шатко ни валко идут дела - и распорядился сменить подрядчика и заказчика. Заказчиком он определил УКС горисполкома (проще го­воря, заботу о стройке город брал на себя), а подрядчиком - фирму "Атомстройкомплекс ".

Теперь за ходом строительства отвечал непосредственно технический директор "Атомстройкомплекса" В.И. Степанов, а руководил стройкой молодой прораб, инженер Д. В. Дарюхин. От администрации Екатерин­бурга стройку курировал замглавы города по строительству В.В. Попов, который нередко даже проводил здесь оперативки. А глава го­рода держал объект под своим личным конт­ролем.

Что значило последнее со стороны А.М. Чернецкого, можно судить хотя бы по такому эпизоду, который вспоминает Л.А. Ху­дякова. Аркадий Михайлович во время оче­редного объезда городских строек вновь поя­вился в Литературном квартале. Подрядчики посетовали на отсутствие на базах некоторых импортных материалов, предусмотренных проектом. Дескать, не использовать ли нам отечественные? Замена означала бы заметное снижение качества. Чернецкий отреагировал резко: "Мы что строим - театр или сарай?" Никакими "объективными трудностями" не оправдывалось снижение качества работ.

Кстати, на этой стадии строительства кое-что сделанное в прошлые годы даже пе­ределывали: разобрали и заменили витраж северной стороны, заново сделали проект портала сцены, откорректировали систему светового и звукового оформления спектак­лей - пока тянулся "долгострой ", стали до­ступными новые сценические технологии.

Дизайн театра осуществлял выпускник Академии архитектуры В.М. Брусницын. На­сколько тщательно подходил он к делу, сви­детельствует, хотя бы, пример с люстрами (одной, кстати, из достопримечательностей театрального зала). Для уникальной конфи­гурации потолка в зрительном зале и люстры нужны были нестандартные. Их проект и раз­работал дизайнер: этакие хрустальные ладьи размером 3х1,6 м, при высо­те 1,8 м, и в количестве вось­ми штук.

Местные мастера хрус­тальных дел выполнить заказ не брались. В это же самое время Асбестовский кирпичный (кирпичный!) завод, как многие предпри­ятия региона, пытался най­ти незанятую нишу на рын­ке, выпуская непрофильную продукцию.

Вот они и освоили вы­пуск хрустальных люстр для массового потребителя. Руководители этого заво­да - директор А.А. Широкалов и начальник цеха С.В. Шелегин - ухватились за идею заказа: а давайте, мол, мы попробуем.

И ведь сделали! Не сразу: несколько раз представители музея браковали их пробы, пока не убедились, что у них получается то, что надо.

А пока на заводе отрабатывали техноло­гию изготовления высококачественного хрус­таля, дизайнеры и строители усовершенство­вали конструкцию люстр.

При этом произошло удорожание каждой люстры аж на 20%, но ради более высокого качества согласились и на эти дополнитель­ные расходы. Впрочем, соглашаться было тем легче, что платить все равно было нечем. Люстры стоили по 10 млн. рублей каждая, и таких денег у музея, конечно, не было. Да и у "заказчика" - администрации города - не было тоже.

Однако выход нашелся: за люстры запла­тили "взаимозачетом налоговых долгов заво­да за счет областного бюджета ". (Выделенную кавычками экономическую формулу в середи­не 1990-х годов мог, вероятно, объяснить и пя­тиклассник, а нынешнему читателю из числа несведующих, дабы разгадать ее, пожалуй, при­дется обратиться к помощи старших товари­щей, живших и работающих в ту эпоху).

Пожалуй, едва ли не с каждой дета­лью декора и единицей оборудования му­зейного театра связана экономико-детективная история: мраморные плиты лестницы, ведущей из вес­тибюля в фойе второго эта­жа отделка стен кресла в зрительном зале, оборудо­вание гримерных комнат - все давалось непросто.

Но планку не понижа­ли: все должно было быть, как говорится, по высшему разряду. Несколько подка­чало лишь оборудование сцены, изготовленное (как и люстры, по индивидуаль­ному проекту) на екатерин­бургском заводе "Ротор ": поработав шесть лет, оно потребовало не только ремонта, но и частич­ной реконструкции.

Но в целом работа всех, кто строил, отде­лывал и оборудовал театр, заслуживает са­мый высокой похвалы. Достаточно сказать, что театр работает уже десять лет с большой на­грузкой, а все тут и сейчас, как новенькое: не сломалось, не поистерлось, не потускнело...

Окончание строительства этого замеча­тельного сооружения завершило формирова­ние внешнего облика Литературного кварта­ла и функциональной структуры музейного комплекса. Теперь Объединенный музей пи­сателей Урала получил возможность строить свою работу не так, как позволяли условия, а так, как должно.

ВАЛЕНТИН ЛУКЬЯНИН

Статьи по истории театра 

Музейный театр &ndash сонь и явь литературного музея («Литературный квартал» №3 весна 2006)

От сказки к сказке (Областная газета, 2009)

Любовь и коварство малой сцены (Областная газета, 27.03.2010)

Театр, чувствующий жанровые потребности своего зрителя (Литературный квартал)

  Copyright © 2015 Объединенный музей писателей Урала